Наследие

Пользователь kiotaAfrica
  		Наследие

РЖАВЧИНА

ПЛАТО ЛУКУСМАРС
Где-то в глубине планеты со стоном сдвигаются тектонические плиты. Два дня и две ночи гора Аполлона извергала пирокластические облака, пока Марс не положил конец ее вскипающей ярости, поведя своим каменным плечом. Толчок расколол южный склон вулкана. Слои породы, поддерживавшие его кратер, просто соскользнули вниз. Облака сажи, поднятые массивным оползнем, подсвечивались изнутри плетями вулканических молний. Марс сбросил старую кожу, явив величественное видение минувшего века – отполированную до блеска кость, застывшую среди пронизанных вкраплениями металлов скал, как бесценный экспонат в железной клетке. 
Вновь расчерчивают небо мазками красного марсианские шторма.
Вокруг простираются километры подернутого ржавчиной песчаного ландшафта. Он расходится от основания поверженного вулкана неровными волнами некогда обрамлявших его складок. Ближайшие к вулкану волны песка обрушились в трещины его кальдеры, словно просыпавшись сквозь пальцы Ареса – низвергнутого, забытого, обреченного вновь подняться на поверхность в иную эпоху. Упругие зефиры гонят пески прочь от развалин, с каждым порывом относя их все дальше. Сдвигающиеся дюны обнажают проглядывающие гребни базальтового основания. Они похожи на чьи-то окаменелые останки, осторожно расчищенные от песка дыханием Эола. Уже не сдерживаемый каменными склонами ветер с ревом проносится по бескрайней пустоши. В покрытых коркой соли ярдангах, которыми тот тут, то там усеяна пустыня, ветер распадается на отдельные рукава, чтобы затем вновь сплестись в единый невидимый поток. С собою он уносит пыль и пепел. Проход обрамляют тринадцать воздвигнутых из соли переливчатых шпилей. Они изогнулись внутрь – словно навстречу ярости вулкана; копоть и пепел местами зачернили их до цвета жженой кости. 
Где-то в глубине бури мелькает далекий отблеск.
Погребальный костер цвета огненного моря. 
Еще теплящиеся угли.
Приветствие страннику.
Ана Брей идет по просевшей равнине, кутаясь в многослойные одеяния, которые подобно плащу развеваются у нее за спиной растрепавшимися на ветру нитями. Перед ней скользит по воздуху Чинджу. Она сплетает из Света тонкую преграду, отражающую порывы режущего ветра. Выйдя на край, Ана останавливается. Широкий гребень кратера заполняет собой весь видимый горизонт. Гора Аполлона словно обступает ее со всех сторон. Специально встроенные в ее шлем резонаторы тихо вибрируют, отталкивая грязь с забрала. 
«Насчет бури ты была права, Чинджу. Просвета ожидать не приходится». Сквозь фильтры респиратора голос Аны звучит хрипло.

Чинджу щебечет в ответ что-то дерзкое и пару раз покачивается из стороны в сторону. 

Ана презрительно хмыкает. «Где же твоя тяга к приключениям?»

Чинджу многозначительно оборачивается в сторону пройденного пути, затем оценивает расстояние, которое еще предстоит преодолеть.

«Хм. Сверху все казалось немного ближе». Ана перевешивает ремень с подсумками на другое плечо. «18 по Кельвину» плотно прижат к ее бедру. 
Линзы глазных имплантатов Аны фокусируются на здании, примостившейся у противоположного склона жерла. «Технологии будущего». Непреклонный монолит. Свидетельство достижений Бреев. Ана нащупывает застежку одного из подсумков, вынимает оттуда сканер местности и включает его. На бледно-зеленом экране проступает зернистое изображение. С противоположной стороны кратера начинает поступать ритмичный пульсирующий сигнал. 
Разведывательный шип активирован
Расстояние: 31 739 метров
Мощность: 51 ГВт/ч 
Уровень радиации: (!) 67 мЗв/г (!)
Биометрическая активность: отсутствует
Подключение к сети: отсутствует
Исходящий сигнал: отсутствует
Время: 12:04
«Никаких следов ни Улья, ни кабал. Либо им уже некого сюда послать, либо мы их опередили». Ана меняет забитый серой фильтр респиратора на новый. 

Чинджу рада, что сражаться ни с кем не придется: «Всегда бы так!»

«Ага, – Ана вновь смотрит на экран сканера. – Что бы это ни было, энергия там бьет через край».

Чинджу медленно выглядывает из-за спины Аны и издает низкий переливчатый звук.

«Геотермальная станция? Да, звучит правдоподобно». Она кивает в сторону середины кратера.

Ана запоминает информацию и убирает сканер обратно в подсумок. «Данные многообещающие. Молодец, Красный».

Синестетический ответ походит на волну мармеладной радуги.

«Всегда пожалуйста».

*** *** *** *** ***
Наиболее простым решением было спуститься прямо на открытую крышу входа в комплекс. Они остановились на крыше тоннеля, уходящего в стенку жерла. Отсюда открывается вид на всю кальдеру. Где-то внизу металлический пандус ведет ко входу в комплекс. 
Чинджу сканирует цилиндр, выступающий из заржавевшей крыши постройки. Ана опускается на колени рядом с призраком. Вынув нож, она соскребает ржавчину с приклепанной к цилиндру таблички.
«Краниальный узел S-0319»
Ана проводит ладонью по цилиндрическому узлу, смахивая пыль и засохшую смазку с его металлического корпуса. Ее пальцы ищут щель между пластинами. «Ну здравствуй, Краниальный узел S-0319. Будем знакомы, скрытный ты сукин сын».
Пальцами она направляет лезвие ножа, соскабливая хлопья ржавчины и обнажая потемневший металл. Сколько лет понадобилось коррозии, чтобы въесться в его блестящую поверхность? Не снимая перчатки, Ана кругами протирает корпус, размазывая слой пепла до тех пор, пока тот не исчезает, словно воск, втираемый в поверхность дерева. Ана выдыхает, разминает плечи и продолжает водить лезвием по металлу. Кромка ножа натыкается на щель между корпусом и крышкой панели доступа. Ана пропускает сквозь лезвие импульс Света, и крышка панели, сорвавшись с разъеденных временем запоров, распахивается настежь.
ПАНЕЛЬ РЕЗЕРВНОГО ДОСТУПА
КОМПЛЕКС КРАСНАЯ ЛИНИЯ-1
ПОДСЕТЬ – СИСТЕМА ИЗОЛЯЦИИ #9
ТЕХНОЛОГИИ БУДУЩЕГО™
С/Н – 1012058112-КЛВС-9
«Панели резервного доступа. Зачем они понадобились в закрытой системе... да еще и снаружи?»

Чинджу покачивает оболочкой, словно пожимает плечами. «Сложно сказать».

«В архивах на этот счет ничего нет?»

Чинджу мотает оболочкой: «Нет».

Ана садится на другое колено. «Красный, ты не в курсе, что это?» 

Перед глазами Аны мелькает и гаснет неясный диссонантный тон. 
«Посмотрим, не вспомнишь ли ты что-нибудь, когда подключим тебя к ядру».  Она нагибается над открытой панелью узла, в последний раз оглядывает ее, затем закрывает крышку. «Может, даже найдешь что-нибудь про Атлас». Пустые надежды, посылаемые навстречу буре. Атлас. Мифический дневник Кловиса Брея... ее деда. Отправляясь на поиски этого дневника, она даже не предполагала, что его будет настолько трудно найти. Однако Ана не собиралась сдаваться. В недрах этого комплекса она отыщет ответы на свои вопросы.
Чинджу что-то щебечет и показывает в сторону заходящего солнца, показавшегося из-за края пыльной бури. Издалека доносится раскат грома.
Ана переносит вес на пятки и садится прямо в грязь. Глаза ее скользят вдоль красноватых наносов песка, просочившегося в трещины стен кратера. Красная пелена туч протягивается по низкому небу до самого горизонта. Она почти заслоняет собой бледный свет Солнца. Звезда мерцает сквозь нее, словно одинокая лампочка. Пара крохотных солнечных лучей пробиваются и на мгновение согревают лицо Аны: как пыльца, опустившаяся на цветок. Ана дает теплу проникнуть вглубь – пусть и ненадолго. 
Из-за горизонта наползает ночь, неся с собой холод тьмы. 
Ана не планирует ждать ее наступления.
Она смотрит вниз на ведущий ко входу пандус. Бронированная защитная дверь, изъеденная временем, сорвана с петель каким-то взрывом. Чинджу оценивает расстояние и без колебания срывается вниз. Ана вытягивает из подсумка конец цвилинговой веревки и закрепляет ее в скальной породе. Она покачивается и ныряет с кромки, тормозя падение полями Света.
Когда ноги Аны касаются дорожки, ее призрак уже висит в воздухе рядом с ней. Она закрепляет второй конец веревки в пандусе и зацепляет на ней жумар. Ана включает механизм на малые обороты, чтобы веревка натянулась.
Чинджу оборачивается к ней. Их взгляды встречаются. «Думаешь, там кто-нибудь есть?» Ана показывает на вход в комплекс.
Легкие нотки корицы проплывают перед ее глазами приглушенным свистом.
Чинджу сигналом указывает на что-то позади Аны.
На земле в нескольких шагах от входа лежит сорванный знак:
КЛОВИС-9
Ана задорно прищуривается. 
«Девять? А я думала, что мы уже все площадки на Марсе нашли».
Конец


Патина

ОБЪЕКТ «КЛОВИС-9»КРАТЕР ГОРЫ АПОЛЛОНА
Развороченная дверь комплекса тихо посвистывает. Отголоски ветра перелетают через край кратера и играют между обломками, шелестя в ошметках металла. Входную дверь смяло, словно бумагу; вывороченные куски высокопрочной пластистали изогнуты, словно ножки мертвых пауков.
Ана рассматривает повреждения. «Эта дверь... Она невероятно прочная, словно ведет в хранилище. И кто-то пробил ее насквозь одним ударом».
Чинджу сканирует поверхность двери. «Потребовалось бы немало энергии, чтобы пробить пластисталь такой толщины».

По всей поверхности бронированной двери видны следы: ее пытались оплавить, разрезать и пробить много раз. Внешний лист пластистали исчерчен расходящимися переливающимися шрамами, словно кто-то наставил на него кляксы сине-зеленой патины. Следы лучше всего видны вокруг полос металла, некогда образовывавших центр двери. Деформированные края двери оказались вжаты в обрамляющую вход арку, но на их поверхности следов почти нет. 
Ана подходит ближе к бронированной двери и проводит по ней рукой. Она бьет по шлему, чтоб заглушить резонаторы. «А сверху этого было не видно. Я думала, это просто вмятины. Но ты посмотри, какие следы».
Чинджу зависает прямо над головой Аны. Ее взгляд скользит по небольшим отметинам на металле, складывающимся в спиральный узор. Эти симметричные борозды расходятся от центра двери, каждая глубиной не больше нескольких микрометров.
«Так значит... ее не выбили. Скорее выдавили». Чинджу приглядывается к микротрещинам в металле. Дверь разорвали очень аккуратно, как будто неизвестная сила с феноменальной тщательностью расщепила и изогнула каждый выступ, а потом сгладила их. 
С помощью Света Ана соскабливает образец ржавой пластистали в стерильный контейнер и убирает его в подсумок.
Чинджу подает сигнал. «Повреждения были нанесены до извержения... задолго до него. Просто чудо, что вход не затопило лавой».
Ана кивает. «Эти узоры напоминают... волновые синусоиды? Что скажешь, Красный?»

Перед глазами Аны проплывают медовые нотки роскоши и великолепия.
«Что-то из Золотого века. Ну разумеется». Она задумчиво растирает ладонь руки. «Биометрическое сканирование по-прежнему утверждает, что внутри никого нет. Тот, кто сломал дверь, уже давно ушел».
Чинджу направляет луч света вглубь зияющего на месте двери провала. «Стражи вперед».
Ана бросает на своего призрака наигранно недовольный взгляд. «Вообще-то принято, чтобы первыми входили слуги».
«Ага», – отвечает Чинджу.
Распутин заполняет слух Аны властным и величественным ритмом пурпура. Он держит ноту, пока та не затихает симфоническим вибрато.
«Ха. Ха», – отвечает Ана мрачным голосом.
Они входят одновременно. 
Внутри Ана выходит вперед. В свете луча Чинджу поблескивают частички пепла, пролетевшие сюда через дверь. В остальном все внутри комплекса остается неподвижным.  Они стоят в небольшом фойе, которое выводит на площадку грузового лифта с двумя большими окнами. Несмотря на грязные подтеки и осевшую на стеклах мутную пыль, чувствуется, что за ними куда более просторное помещение. Справа они видят отгороженную секцию со столиком администратора. Слева вдоль стены стоят шкафчики, некоторые из которых уже рухнули прямо в пепел. Из потолка над ними выступает большой кронштейн силового привода. По трещинам в месте крепления можно догадаться, что его с силой сорвало с крепления на двери. 
Потолок в помещении не слишком высокий – ровно по высоте входного проема позади них. Сразу же за кронштейном он круто идет вниз, опускаясь до притолоки двери лифта. Пол усеян люминисцентными лампами. Они давно выпали из креплений или перегорели, и теперь их осколки дробят луч Чинджу на сотни скачущих по стенам разноцветных зайчиков.
Ана оглядывает помещение и идет, хрустя осколками ламп, по направлению к окнам. Забрало ее шлема мерцает инфракрасным; она сканирует помещение. «Источников тепла: 0»
«Я не вижу никаких портов, куда можно было бы подключить Красного». В ее голосе сквозит растерянность.
Чинджу с жужжанием пролетает мимо Аны, в полете рассеиваясь на мириады невидимых узлов Света – чтобы осмотреть стены у лифта. Луч Чинджу тускнеет, пропадая вместе с ее зримой формой. Тьма тотчас окружает Ану, будто стараясь занять место Чинджу. Но коснуться ее не может – всю фигуру Аны защищает, словно вторая кожа, тонкий эпимизий Света.
Ана ждет одна в черной глубине. Пауза.
Во тьме время идет так, как ему вздумается.
Ана касается стекла кончиками пальцев и наклоняется вперед. Стекло холодно, неподвижно и не прогибается под нажатием. Ана сжимает руку в кулак, прочерчивая глубокие борозды в запекшейся копоти. Кулаком она протирает в мутной поверхности небольшое окно. Откуда-то наверху раздается щелчок, и осколок стекла отскакивает от ее шлема. Ана рефлекторно пригибает голову.
Уцелевшие люминисцентные лампы оживают электрическим светом. Некоторые тут же лопаются, рассыпая фонтаны искр и пепла, но часть продолжают работать, заливая помещение тусклым светом. Через иллюминатор, расчищенный на грязном стекле, видно, как за окном темное море жидкости вздымается психоделическими волнами огоньков, что прокатываются по склонам бесконечных просторов электросхем. Ана приникает к стеклу еще ближе.
Внезапно запускается мотор лифта.
На поверхности базальтовой колонны, отделяющей лифт от окна, вспыхивает, притягивая к себе взгляд, светящийся интерфейс. 
Чинджу вновь обретает осязаемую форму; в том, как она покачивается, плывя по воздуху, чувствуется самодовольная игривость. Свет ее луча высекает предметы из бесформенной тьмы. «Не все же оставлять Распутину».
Воздух перед глазами Аны прочерчивает, словно багровый удар хлыста, язвительная реплика.
«Молодец, Чинджу. Красный, не лезь к ней».
Все трое заходят в кабину лифта.
Та начинает опускаться.
МАКСИМАЛЬНАЯ ГРУЗОПОДЪЕМНОСТЬ: 14 515 кг
Спускаясь под углом, лифт уносит их все дальше вглубь комплекса. Мимо них по обе стороны проплывают знакомые надписи, слегка подернутые пеплом.
>>> КЛОВИС-9 >>>
Имя Бреев всегда – по крайней мере в сохранившейся части истории, – считалось неотрывно связанным с Кловисом. Смотря через клетку лифта на мелькающие по стенам шахты старинные трафаретные надписи, Ана думает, что они еще больше упрочивают роль основателя династии Бреев. 
Ана присвистывает. «Ра-аспу-утин! Мне кажется, это именно то, что ты искал».
В ответ раздается абсолютная тишина полного отсутствия воспоминаний.
>>> СИСТЕМА ИЗОЛЯЦИИ / СЛУЖЕБНАЯ ЗОНА >>>
Под скрип гидравлики лифт переходит из каменной шахты в застекленный обзорный коридор.
Ана делает шаг вперед, следом за ней подлетает поближе Чинджу. Вдвоем они выглядывают сквозь ржавые ячейки проволочной сетки кабины на мангровые заросли электроники и блоков данных, погруженных на дно гигантского бассейна. Волны охлаждающей жидкости, словно дыхание прибоя, то набегают, то отступают от сплетений сапфировых кабелей. Электрические разряды всех цветов и размеров пробегают по верхушкам башен, словно импульсы по синапсам. Ритмично вспыхивая и угасая, они погружают в транс.
Отблески этих огней пробегают по лицу Стража и оболочке призрака, примешиваясь к бледному свечению аварийного освещения. Ана погружается в эти сумасшедшие сполохи цвета, заливающие кабину лифта. Ей кажется, на это можно смотреть бесконечно. Быть может, если время остановится, она могла бы насмотреться на этот танец.
Ритмичный. Мимолетный. Отчаянный. Прекрасный.
Застывший.
На забрале вспыхивает надпись:
(!) УРОВЕНЬ КИСЛОРОДА В КРОВИ: 77% (!)
Ана вздрагивает. Приходит в себя. Набирает в легкие воздух. Резко.
Она оборачивается к Чинджу, все еще не в силах отвести глаз от стекла.

«Это что, серверы? Какой-то архив?» В голосе Аны сквозит радостное возбуждение. В ее воображении Атлас всегда представлялся в виде электронного дневника или скрытого подмножества файлов... но это... если это – то, о чем она думает... Даже после стольких лет тайны, сокрытые в земле, не перестают удивлять ее.
Чинджу посылает в море огней сканирующие лучи. «Они экранированы». Разочарование спускает Ану с небес на землю. «Странно, что серверы питаются от источника резервного питания. Если это, конечно, они. В атриуме мне удалось включить лишь резервный рубильник».
>>> ДОСТУП К ЯДРУ >>>
«Ну хотя бы движемся мы в правильном направлении».
Лифт останавливается, и эхо разносит по шахте стуки и скрипы механизмов.
Двери отъезжают в стороны по идеально смазанным направляющим и скрываются в выемках стен. Из кабины открывается вид на помещение служебного узла. В него, как в нервный центр, сходятся десятки служебных ходов, сервисных туннелей и кластеров оптоволокна.
Прямо перед ними над дверью виднеется надпись:
СИСТЕМА ИЗОЛЯЦИИ, ЯДРОВЫСШИЙ УРОВЕНЬ
Ана обводит комнату, и на экране ее забрала подсвечивается черное отверстие, ведущее в паутину сетевых тоннелей под полом. 
«Чинджу, сможешь пробраться и открыть нам дверь?»
Призрак презрительно похрустывает своей оболочкой. «С легкостью. Сейчас включу питание».
Ана направляется к двери, ведущей к ядру системы; за ее спиной Чинджу неслышно растворяется в воздухе. Дверь, конечно, не чета входной, но все равно толще любого из окружающих ее служебных люков. Ана поворачивается к ней спиной и принимается осматривать помещение.
Реальность предупреждающе окрашивается терпкими лимонными нотками цвета латуни. Сигналы подсвечивают места, где гладкую поверхность пола нарушают следы пуль. Весь пол усеян миниатюрными кратерами, в которых застыл крошечными всплесками расплавленный камень. Россыпи сверкающих чешуек вокруг каждого из сигналов Распутина указывают три главных точки, на которых был сосредоточен огонь.
«Здесь была перестрелка. И похоже, довольно односторонняя. У тебя цепкий глаз, Красный».
Шелковое чувство удовлетворения растекается по коже Аны и улетучивается, словно запах духов.
Чинджу вновь возникает из воздуха, всем своим видом выражая самодовольство.
«Запасные генераторы отключаются. Основные станции питания – числом 22 штуки – уже разогреваются. Объект с минуты на минуту должен перейти на штатный режим работы».
«Что бы я без тебя делала».
«Ну как, что: умерла бы разок – и конец истории».
Ана качает головой, но все равно против воли усмехается.
Распутин хранит молчание.
Все трое встают перед дверью и слушают, как вместе с грохотом срабатывающих рубильников по всему комплексу включается электрооборудование.
Ана расстегивает кобуру «18 по Кельвину».
Полосы света вдоль углов и желобов, очерчивающих пол и потолок, неровно вспыхивают и постепенно разгораются в полную силу. Позади них на полу рельефными отблесками выделяются борозды от пуль.
 Ану протягивает кулак Чинджу.
Та легонько стукается о него оболочкой. 
В завершение Ана стучит костяшками по шлему, и в ушах ее раздается одной ей слышный отзвук.
Ана кивает призраку. «Я пойду первой».
Вверху над дверью возникает глазок объектива. Из него вырывается красный сканирующий луч, на секунду задерживается на знаке Аны Брей, затем гаснет. Спустя какое-то время из древнего динамика раздается хриплый вой. Система пропускает их. Запорные штифты плавно вдвигаются в смазанные пазы, и дверь уходит вверх.
Тела. 
В проблесках света резко вырисовываются очертания трех фигур, истерзанных и вдавленных в пол. Все трое неподвижно лежат в радужных лужах масла; струйки застывшей жидкости свисают до пола, словно тела пришиты к земле истрепанными нитками. Сочившаяся по ним смазка засохла на полпути липкими сгустками. Обесточенные. Выключенные. 
«Экзо, – мрачное настроение Чинджу чувствуется даже по тому, как она движется, сканируя помещение. – Их можно было бы еще...»
«Они ничего не будут помнить. Нет уж». Ана следует за призраком внутрь и склоняется над одним из трупов, стараясь не наступить в маслянистую лужу. «Пусть лежат... к тому же, мы всегда сможем вернуться сюда за ними».
Рядом с телами лежит небольшой инструмент, судя по размерам, полевого назначения. Поверхность его покрыта изящными завитками, окаймленными каллиграфической тонкости гравировкой. Энергетическое ядро устройства питает смонтированные на его корпусе платиновые диски. Видом они напоминают резонаторы на шлеме Аны, только больше. На конце инструмента укреплена буровая коронка со вставленными искусственными алмазами.
«Вот чем они пробили входную дверь». Чинджу осматривает инструмент на предмет повреждений. Выгнутые и сломанные детали не умаляют изящества работы мастеров Золотого века. «Побило его изрядно. Работать оно не будет. Но есть шанс, что починим».
Чинджу подлетает поближе к механизму, а Ана направляется к другому телу. «Телепортировать это на базу?»
«Ага...» – слышно, что мысли Аны заняты другим.
Она склоняется у трупа. На забрале ее шлема подсвечиваются пулевые отверстия, разломы, выведенные из строя системы – но сама она глядит лишь на одно: красующуюся на униформе неизвестного эмблему «Технологий будущего». Ана снимает с пояса экзо проржавевшую идентификационную карточку. 
0220-17
ПРОЕКТ «ЭХО»
ДОСТУП ВЫСШЕГО УРОВНЯ
«Вот как они попали в лифт... и через сканер на двери сюда. Сколько же времени прошло?»
Включается питание. Одна за одной, разгораясь, принимаются гудеть лампы дневного света. В дальнем конце комнаты вспыхивает ниша, вырубленная в скале и отделенная толстой стеклянной перегородкой. За ней узкий проход и ряд консолей вдоль стены, по экранам которых пробегает загрузочная информация.
Чинджу занята тем, что осматривает одного из экзо. «Воздух здесь сухой. Сложно сказать, сколько именно они пролежали. Я возьму образцы на анализ».
В комнату просачивается звук электронного голоса, хриплого от древности и помех.
«Проверка доступа...»
Чинджу и Ана молча переглядываются. 
Ана пожимает плечами и беззвучно спрашивает у призрака: «Что говорить-то?!»
Зрачок Чинджу сощуривается до пристально глядящей точки, ее мысли почти осязаемы: «Ну придумай что-нибудь!»
«Брей, Анастасия. Доступ...»
Сканирующие лучи пробегают по ним.
«Обнаружен аномальный объект...
Обнаружен взбунтовавшийся Разум...»
Из люков в потолке выдвигается и наводится на цель пара гауссовых турелей. Правой рукой Ана хватает Чинджу и отшвыривает ее себе за спину, левой сплетает из Света гранату-рой. Когда турели открывают огонь, она отскакивает в сторону и бросает гранату в противоположный угол. Та разлетается на облако смертоносных светлячков, которые устремляются к орудиям. Турели отвлекаются на новый источник теплового сигнала и извергают в сгустки солнечной энергии новую очередь.
Ана наводит «18 по Кельвину» на левую турель и принимается один за другим выпускать в рассыпающую искры установку электрифицированные заряды. Мгновенно раскалившийся пистолет извергает электрические пули, в которые Ана вкладывает солнечный Свет. Плавящийся металл корпуса турели стекает на пол раскаленными каплями. В агонии механизм издает ужасный грохот. Последняя пуля пробивает дыру в соленоидном стволе и раскалывает надвое стволовую коробку. Осколки разлетаются во все стороны. 
Зарядов-светлячков остается слишком мало, и турель, крутанувшись, вновь наводится на Ану. Та подныривает под первый выстрел и наносит хлесткий удар с разворота, стараясь центробежной силой придать клинку дополнительное ускорение. Солнечный нож рассекает турель надвое. Клинок взрывается, и горящая смазка выплескивается из раскуроченной турели на пол.
Огонь освещает помещение не хуже запинающихся ламп дневного света. 
«Ну конечно. ЗАЩИТА у них работает даже сейчас». Ана разворачивается. «Чинджу?»
Включается автоматическая система пожаротушения. Горящее масло шипит под струями углекислой пены. 
«Я в порядке!» Чинджу выплывает из-за трупа одного из экзо и осматривает изрешеченную пулями турель. «А раньше системы безопасности на тебя не срабатывали».
Ана секунду держит на ладони карточку «ЭХО», затем убирает его в карман. «Да, ты права». Она направляется к дальней стене.
«Что они имели в виду под "взбунтовавшимся разумом"?» Чинджу подплывает поближе к плечу Аны и, немного выглянув из-за него, пускает ей в шлем комочек Света. «Ау-у! Может, КТО-НИБУДЬ ЗНАЕТ в курсе?»
Зрение Аны затягивается подрагивающими нефритовыми волнами вкуса чая с большим содержанием кофеина. Постепенно те переходят в насыщенные кроваво-красные сгустки где-то у нее в груди.
«Сейчас разберемся».
Она проводит карточкой «ЭХО» в светящейся щели на стеклянной перегородке. Слышится сигнал подтверждения, и баллистическая дверь, щелкнув магнитными замками, отпирается. Ана толкает ее створки и входит в отгороженную комнату. Чинджу пропускает ее и заглядывает через плечо, пока та вводит данные в консоль, затем следует за ней.
КЛОВИС-9
>ДОСТУП К СИСТЕМЕ ИЗОЛЯЦИИ
>ЭХО-КАНАЛ (!): НЕОБРАБОТАННЫЙ ЗАПРОС
>ОБХОД СЕТИ ВОЕННОГО РАЗУМА
Ана молча глядит на экран консоли. «Что же ты такое?»
«Явно не Атлас». Разочарование Чинджу отдается вибрацией стеклянной перегородки.
Ана мельком бросает взляд на своего призрака, прежде чем выбрать пункт «Обход сети Военного разума». «Нет, но закладок тут хоть отбавляй».
Она пролистывает перечень теневых сетей, производственных комплексов и подсоединенных станций Системы изоляции.
«Это не Атлас, но начало неплохое. Здесь значатся еще 11 таких же станций – целая подсеть системы обороны, полностью отключенная от проекта "Военный разум"». Ана делает шаг назад.
«Но зачем?» Чинджу облетает экран.
«Хороший вопрос». Ана вновь переключает внимание на консоль.
Перечень объектов включает в себя все планеты Солнечной системы. Земля, Луна, Европа, астероиды, составляющие теперь часть Спутанных берегов. Марс – само собой. И так вплоть до Урана. Ана останавливает взгляд на этой станции, которая находится на орбите. «ЭХО». Она перескакивает в предыдущее меню.
«Эхо-канал. С одной из этих станций был послан сигнал».
Ана ощущает легкий перестук бледно-оловянного металлического привкуса, неровный и судорожный.
«Ты прав, "изоляция" звучит угрожающе». Пара движений пальцами, и они в меню «Доступ к Системе изоляции»:
>ПРОТОКОЛ «КРАСНАЯ ЛИНИЯ»: Тестировать Систему изоляции 
Статус: [Готова]
>ПРОТОКОЛ «КРАСНАЯ ЛИНИЯ»: Запустить Систему изоляции 
Уровень доступа: [В-7с]
>ПРОТОКОЛ «КРАСНАЯ ЛИНИЯ»: Зачистить Систему изоляции 
Статус: [Объект отсутствует]
>ПРОТОКОЛ «КРАСНАЯ ЛИНИЯ»: ОПИСАНИЕ ПРОЦЕДУРЫ
Выбрать: [Версия 1.072]
«Инструкцию всегда полезно почитать». Ана выбирает последний пункт. Ее взгляд внимательно следит за каждой появляющейся на экране строчкой. 
______________________________________________________________________________________
В случае ситуации, оговоренной в ПРОТОКОЛЕ «КРАСНАЯ ЛИНИЯ»:[Для персонала с высшим уровнем доступа] Сеть комплексов Системы сдерживания: КЛОВИС-1-12. ТОЧКА ДОСТУПА: КЛОВИС-9В случае катастрофического сбоя, нейронного распада или прорыва системы изоляции (далее – ситуация [ВЗБУНТОВАВШИЙСЯ РАЗУМ]), система запускает [ПРОЦЕДУРУ РАЗБИЕНИЯ ВОЕННОГО РАЗУМА] и [СОПРЯЖЕННОЙ ИЗОЛЯЦИИ] в двенадцати (12) станциях КЛОВИС [НЕЙРОННОГО СЕТЕПРОВОДА]. ПРОТОКОЛ «КРАСНАЯ ЛИНИЯ»:Проверить пункт [ЗАЧИСТИТЬ] для объекта [Объект отсутствует].Если система задействована – статус [Объект захвачен]Если система в режиме ожидания – статус [Объект отсутствует]Активировать: Тестировать Систему изоляцииДолжен значится статус [Готова]Активировать: Запустить Систему изоляцииВНИМАНИЕ: Активировать строго в ситуации [ВЗБУНТОВАВШИЙСЯ РАЗУМ].Автоматизированная связь: [ЗАПАСНОЙ ПЛАН «ЭХО»]Активировать: Проект [ЭХО], автоматический режимСоединение сервера по [ЭХО-КАНАЛУ] с целью [ИЗОЛЯЦИЯ ПО ПРОТОКОЛУ «КРАСНАЯ ЛИНИЯ»] в случае ситуации [ВЗБУНТОВАВШИЙСЯ РАЗУМ].Процедуры внутреннего разрешения проблем:Устранение неполадок...Топография сети…Нейронный сетепровод…Сбой системы изоляции…Техобслуживание станции…Кловис 1-12______________________________________________________________________________________
Чинджу перекатывается туда-сюда вдоль верхнего края экрана. «Подключиться к их системе?»
«Ну да. Скачай все, что найдешь. Выясни, куда тут можно подключить Распутина, и предоставь ему полный контроль над станцией».
«Уверена?»
Лавандовая расслабленность ослабляет горечь тугих комков тревоги, сплетавшихся в теле Аны. 
«Красный, если уж кто и сможет разобрать твой мозг по кусочкам, так это ты сам».
«Звучит... справедливо», – соглашается Чинджу.
Ана склоняется над консолью. «Все эти подключения – симплексные сетевые сопряжения с другими закрытыми системами. Придется вручную включать их на каждой из станций».
«Ох...» – голос Чинджу рассыпается на электронные звуки. Призрак превращается в вихрь Света и проникает в консоль.
«Но сначала...» – Ана возвращается в главное меню и выбирает пункт с необработанным запросом.
ЭХО-КАНАЛ
СТАНЦИЯ «КЭЛУС», УРАН
(!) АКТИВИРОВАН РУЧНОЙ СИГНАЛ ТРЕВОГИ (!)
ЗАПУСК ИЗ ОТСЕКА 1, РУЧНОЙ РЕЖИМ – ОШИБКА
ОТСЕК 1: НАРУШЕНИЕ ЦЕЛОСТНОСТИ | ОТСЕК 2: НЕАКТИВЕН
(!) СБОЙ СИСТЕМЫ КОМПЕНСАЦИИ (!)
(!) СХОДЯЩАЯ ОРБИТА – 42д12м07с (!)
Отсчитываются минуты и секунды.
«Не будем терять время. Подключай Красного и летим на Уран. Будем спасать станцию».Конец






Источник: www.bungie.net

Комментировать материал

10`03`2020 22:57
Просмотры
50
Комментарии
0

ММО Каталог

Моя страница Друзья Сообщения1 Уведомления Подарки1 Ачивки Квесты30
X

ВОЙТИ

Забыли пароль?
Регистрация
Поднять вверх