Солнечные часы

Пользователь no321
  		Солнечные часы  	Спустя некоторое время после смерти Паноптеса и предпринятой Городом вылазки в Бесконечный лес...

Осирис отступил и поднял взгляд. Над ним возвышалось его творение.
Работа над Солнечными часами, сияющим светочем в небе Меркурия, была завершена. Оставалось лишь запечатать хронометрическое ядро, лежавшее у центра шпиля, и активировать электрические проводники, тянувшиеся на многие километры под поверхностью планеты.
Сагира облетела колоссальное сооружение по кругу, сканируя каждую деталь.
– Даже не знаю, – изрекла она. 
– Я уверен в успехе. Это твоя разработка.
– Она была теоретической! Если в «Авангарде» узнают, на что ты ради этого пошел...
– Если сработает, «Авангард» все равно узнает.
Сагира метнулась вниз, как будто хотела вцепиться в своего избранника, но, приблизившись к нему, замерла на уровне его глаз.
– Я понимаю, ты чувствуешь себя виноватым, но невозможно предсказать, что будет, если ты задействуешь это устройство.
– Он погиб из-за меня. Я предпринял все меры предосторожности. Мои отражения проанализировали триллионы сценариев потенциальных катастроф. Он обернулся и бросил взгляд на хронометрическое ядро, озарявшее окрестности пульсирующим светом. – Меркурий – единственная планета, которой это коснется. Потому что погиб он здесь.
– Где ты проведешь черту? Кто еще, по-твоему, заслуживает второго шанса?
– Ты же знаешь, еще раз я себе такого позволить не смогу.
– Я просто хочу удостовериться, что ты это осознаешь. 
Осирис моргнул. Редко когда она говорила так откровенно, без иронии.
– Эй, эй, эй! – донесся до них крик. – Нет! Это никуда не годится!Из-за вспомогательной опоры показался Скиталец, с возмущенным видом указывавший пальцем на машину Осириса.
Сагира, прищурившись, смерила его взглядом и опустилась до плеча Осириса. – А он что здесь делает? – вполголоса спросила она.
– Я попросил у него совета по технической части, – ответил Осирис, скрестив руки на груди.
 – Чокнутый..., – провозгласил своенравный носитель Света, обходя варлока. Его глаза бегали взад-вперед, рассматривая Солнечные часы во всех подробностях.
– Призрак, посчитай-ка, – пробормотал Скиталец, постучав костяшками по северной опоре. Из телепорта вынырнул бронированный призрак с красным окуляром и принялся сканировать каждую из опор.
Скиталец подошел к центральному шпилю, приложил к нему ухо. – Это ядро... – сказал он, приникнув еще ближе. Его глаза метнулись к Осирису. – Оно шепчет.
На лице Осириса ничего не дрогнуло; он так и стоял, скрестив руки на груди. – Ядро мы запечатаем. Я понимаю возможные последствия.
– Если ты надеешься его изолировать, могу только пожелать удачи. Я бы на такой риск не пошел. Скиталец встал и двумя пальцами поманил к себе Призрака. Тот спустился к земле и спроецировал на ложе Солнечных часов голографический массив с рядами чисел. 
Скиталец уставился на выкладки. В его глазах отражался красный свет окуляра.– Расчеты у тебя верные, – наконец изрек он, когда Призрак удалился. Должно сработать. Но найдешь ли ты его? Именно в тот момент, который тебе нужен? Не могу гарантировать.
– Это уже моя забота, – сказал Осирис.
– Тогда у меня остается только один вопрос. Ради чего все это?
– Я перед ним в долгу.
– У меня куча таких долгов, варлок. Этим ключом вексов ты отворишь врата в преисподнюю.
– Когда Странник вернул меня к жизни, у меня никого не было. Ни друзей, ни родных...
– В Темную эпоху ни у кого ничего не было.
– Но на Сэйнта всегда можно было положиться. И он у меня на глазах прошел путь от неофита до полубога.
Скиталец пожал плечами. – Нам всем довелось повоевать. Показать другим, что стрелять мы умеем. Потому мы до сих пор и живы.
– Мы все крепнем. Но некоторые носители Света не задумываются о том, что происходит в мире. Их устраивает все как есть. Они ходят по кругу. Хотя могли бы добиться куда большего.
Скиталец усмехнулся и сплюнул, махнув рукой. – Я обхожусь и так.
– Разумеется. Как и я.
Скиталец осклабился.
– Но Сэйнт не позволил своим страхам и неудачам совратить его с намеченного пути. Нужно дать ему шанс пройти этот путь до конца.
– Он уже его прошел. Но я не буду тебя переубеждать. Полоумный... Скиталец сунул руки в карманы и развернулся, собираясь уходить. – Если закоротишь Вселенную, расхлебывать будешь сам.
– Если я допущу ошибку, ты, возможно, перестанешь существовать, – ответил Осирис.
– Не такой уж плохой вариант.
– Мы не поговорили насчет оплаты.
– Если этот твой экспериментик тебя не угробит, я к тебе еще загляну, не сомневайся.
– Ступай домой. Тебя там дожидается один Страж, – сказал Осирис.
– Да, да. Герой... Красная война... Жду не дождусь.
???
Рядом с Осирисом стояла дюжина его отражений.
Над ними и вокруг них вертелись и искрились Солнечные часы.
В один миг отражения исчезли во вспышках хронометрической энергии, удаляясь не пространстве, но во времени, – а затем все стихло.
Осирис мог видеть и чувствовать то, что видели и чувствовали двенадцать его копий, продвигаясь по коридорам времени. 
Там, где эти коридоры пересекала сеть вексов, его отражения рубили хобгоблинов и минотавров солнечными мечами, подпитываемыми силой воли. Они прятали свои тени и замирали без движения, чтобы скрыться от Сетевых разумов. Сообща они добрались до закоулков, откуда открывался вид на Темную эпоху Меркурия.
Затем они разделились, проникая в бесчисленные мгновения, из которых были сотканы вылазки Сэйнта на Меркурий.
Отражение встречает закаленного в боях Сэйнта у Бассейна Калорис. Сэйнт – один из Стражей пилигримов. Их боевая группа спускается к батареям гоблинов-вексов, и путь им освещают огненные лепестки взрывов. Слишком рано. Отражение остается в стороне.
Как и другое отражение, наблюдающее из темного закутка за тем, как десантный корабль с Сэйнтом на борту приземляется рядом с Маяком у Шпилей Калорис. Внутреннее пространство здания окутано мраком. До переделки Маяка, предпринятой культом последователей Осириса, ждать еще целую эпоху. Сэйнт прибыл сюда, чтобы защитить Маяк от вексов, которые хотят снова его захватить. Он разгоняет темноту, разрывая минотавров на куски солнечными кулаками.
Притаившись на краю утеса, отражение наблюдает за тем, как далеко внизу Сэйнт кромсает солнечным Светом бронированную почву Меркурия. По обе стороны от него на десятки метров простираются ряды ям, отмеченных одиноко стоящими камнями.
Укрывшись в ослепительном сиянии, отражение лицезрит, как Сэйнт бок о бок с Солнцеломами возводит Пылающую кузницу. К стройплощадке тянется молчаливая вереница вексов, привлеченных блеском их солнечных кулаков и кувалд. Солнцеломы по очереди прерывают работу, чтобы при помощи этих же орудий устранить чужаков.
Отражение, засевшее высоко на Стеклянных полях, замечает вдалеке Сэйнта. Титан отбивается от падших, которые сражаются под фиолетовым знаменем с тем же символом, что и на флаге современного Дома Заката. Это воины Дома Дождя, низшего из всех. В охваченном пламенем лагере, посреди которого разворачивается бой, почему-то не видно тел убитых – но Осирис уже слышал от Сэйнта этот рассказ. Одним из первых поручений, выданных тому Глашатаем, стала неудавшаяся попытка «вернуть» Меркурий человечеству. В то время они не знали, что вексы уже начали преобразовывать «сад» в машину. Дом Дождя выследил корабль Сэйнта и дождался момента, когда экспедиция разобьет лагерь. После этого падшие уничтожили колонистов, которых Сэйнт призван был защитить, и едва не убили его самого. Теперь отражение лицезрит эти события воочию – и против воли отводит взгляд, опустив глаза на терраформированную землю под подошвами своих ботинок. Это уже наполовину механизм: вперемешку со стеблями травы растут металлические щетки. С неба с ревом пикирует «кетч», обрушив на поле боя град снарядов, и обзор загораживают поднявшиеся клубы пыли. Отражение удаляется. Увиденного ему достаточно.
???
Отражения Осириса прочесывают временной поток Сэйнта-14 на Меркурии. Увы, коридоры времени отказываются явить им искомый миг: Сэйнт и Мученический разум в глубине Бесконечного леса. Отражения без устали ведут поиск в пространстве между моментами – на протяжении недель, а затем месяцев. Отчаявшись, он расщепляет дюжину копий на многие тысячи, но все их усилия не приносят плодов.
Одно из отражений вопреки воле Осириса остается в потоке на долгие годы. Он никогда прежде не терял контроля над отражением; он даже не думал, что такое возможно. Он и отражения – одно целое. Он чувствует, как аномальная копия теряет самоощущение. Спустя еще несколько лет он чувствует, как это отражение прижимает к голове холодный металл. После этого он перестает чувствовать. Два отражения отправляются в коридоры времени, получив приказ не останавливаться. Осирис прибегнул к методу, который уже доказывал свою эффективность, – простому перебору. Он по сей день чувствует их. Поиски продолжаются.
Остальные в конечном счете погибают под натиском охранных систем вексов в тех местах, где сеть пересекается с коридорами времени. Даже у Света Осириса есть пределы.
Ни одно из отражений в итоге не вступает в контакт с Сэйнтом. Им не удается найти нужный момент.
???
Осирис сидел в тишине у подножия Солнечных часов. С момента активации машины не прошло и мгновения, но он успел прожить множество жизней.
– Получилось? – с надеждой спросила Сагира, зависнув у него над плечом.
Варлок встал и подошел к южному краю Солнечных часов. – Выключай. Укрой все это генератором невидимости. Чтобы никто никогда не нашел.
Осирис растворился в языках белого пламени.
Сагира воззрилась на центральный шпиль Часов.
– Проклятье... – прошептала она.

Источник: www.bungie.net

Комментировать материал

07`12`2019 02:00
Просмотры
135
Комментарии
0

ММО Каталог

Моя страница Друзья Сообщения1 Уведомления Подарки1 Ачивки Квесты30
X

ВОЙТИ

Забыли пароль?
Регистрация
Поднять вверх